ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт

ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт

ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ


Голливуд

«Писание сценариев, — заявил в один прекрасный момент С. Дж. Перельман, — более прибыльно, чем игра на пианино в борделе», и Питер Мэйнвэринг был стопроцентно с этим согласен.

Так как, невзирая на избитость ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт фраз, характеризующих сложившуюся ситуацию, Питеру платили сверхдостаточно, работой он перегружен не был, а напряженным мыслительным процессом занимался на площадке плавательного бассейна. Жизнь была великолепна! Ему нравились и климат, и местная кухня ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт, и большая часть окружающих его людей. Правда, он старался по способности избегать общения с «английской колонией» — это, как он считал, было незначительно очень для его нервишек...

И, очевидно, ему нравилась оплата. Просто умопомрачительно, сколько ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт средств он получал за сочинение ветреных пьесок для экрана! Би-Би-Си, да хранит ее Господь, никогда не отличалась таковой щедростью. Хоть и в Лондоне он не бедствовал, теперешние условия были ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт воистину сибаритскими: домик в красочной местности, плавательный бассейн, личный «порше»... И премия «Оскар». Чего же еще можно вожделеть?

Другие, естественно, могли и вожделели — ведь это был город возрастающих потребностей, но позиция Питера ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт на сей счет была конкретной: это их личное дело. От добра добра не отыскивают.

После чувственной катастрофы, пережитой в связи с смертью Энни, ему нравился бездумный стиль жизни: ни к чему копаться ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт в собственных идей и эмоциях. Секрет счастья состоял в забвении прошедшего и легком отношении к истинному — это непременно. Данное отношение осенило его под лучами калифорнийского солнца.

Денек был прекрасен, воздух — напоен сладковатым запахом ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт расцветающих камелий... Питер прикрыл глаза. Солнечные лучи голубили его кожу, стереопластинка наигрывала приятную мелодию Кола Портера. Над ухом навязчиво трещала стрекоза, но Питер не прогонял ее: живи и жить давай другим — вот его ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт обычный лозунг.

Греясь в лучах заходящего солнца, он чувствовал полное умиротворение. Каким хорошим, оказывается, мог быть мир вокруг нас! И поразмыслить только, в один прекрасный момент он практически отказался ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт от него!

Даже спустя все эти годы он с благоговением вспоминал тот вечер, изменивший его жизнь...


Он торчал в баре «У Смитти». Фактически говоря, он фактически все свое время убивал там, сидя за угловым столиком ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт в гордом одиночестве: это было единственное место, где он мог коротать зимние вечера, когда стояла страшная погода, и все, чего ему хотелось, — это хорошо испить и забыться.

Какой стршной была та ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт зима! Дождик со снегом, прохладный порывистый ветер, температура ниже нуля... Ледяная корка на улице, ледяная корка на душе... Оглядываясь вспять, он осознавал, что это был самый критичный период его жизни ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт, период непробудной пьянки. Волшебство, что он вообщем тогда выжил.

Как-то вечерком он еле выполз из бара, с трудом доковылял до некий пустынной аллейки в парке, где и упал. Было так студено, что ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт он мог замерзнуть насмерть, но нашелся хороший самаритянин, который, случаем наткнувшись на него, посодействовал ему благополучно добраться до дому. Подфартило... После такового можно поверить в существование фей-крестных! Питер, правда, все-же не ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт поверил — для этого у него был очень оптимальный склад мозга.

Позже был очередной ужасный случай, когда он, споткнувшись, чуть ли не угодил прямо под мчавшееся навстречу такси. Он бы умер (может ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт, это было бы и к наилучшему), но снова совсем незнакомый человек вынул его практически из-под колес.

И после чего еще молвят, что у нью-йоркцев черствые сердца!

Но стоит возвратиться ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт к тому памятному вечеру...

Итак, Питер, как обычно, посиживал «У Смитти», как обычно, напивался и жалел себя, когда юный светловолосый человек в костюмчике от «Братьев Бруко» сел на примыкающий стул. Его внешний облик ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт резко контрастировал с окружающей обстановкой.

— Простите, вы ведь Питер Мэйнвэринг, не так ли?

Питер утвердительно кивнул.

— Слава Богу! Не представляете, как длительно я вас разыскиваю! А меня уже здорово поджимает время.

Незнакомец очевидно ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт нервничал, как будто первокурсник института. Немного растягивая по-южному слова, он представился Джимом Биссо из «МираКо», интернациональной вкладывательной компании.

— Никогда не слышал о таковой, — буркнул Питер. Ему хотелось, чтоб юноша заткнулся и оставил ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт его в покое, но тот, напротив, заказал им обоим выпивку.

За порцией бурбона с содовой Биссо поведал Питеру, что компания, на которую он работает, в ближайшее время направила свои взгляды на ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт киноиндустрию и решила профинансировать эксцентрическую комедию с ролью Джуди Сайм.

— Вы знакомы с ее работами? — обеспокоенно спросил он собственного собеседника.

Питер пожал плечами.

— Я же не на Марсе живу.

Сайм была самой броской ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт новейшей комедийной актрисой после Голди Хоун, но какое он имеет к этому отношение, Питер никак не мог взять в толк.

— Потрясающе! Мы... я... под «мы» я разумею собственного шефа, предпринимателя ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт мирового уровня, страстного почитателя вашего таланта. В общем, он желает, чтоб вы написали сценарий кинофильма, вот в чем соль.

— Ну так что? — пробормотал Питер и вновь уткнулся в собственный стакан.

Биссо ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт признался, что он только не так давно начал работать в этой фирме и ему приходится очень тяжко.

— Во всяком случае, от меня требуется, чтоб вы подписали договор, собрались и направились в Лос-Анджелес ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт утренним рейсом и успели на двухчасовое совещание по поводу картины.

— А почему конкретно я? Я никогда не писал киносценарии. — А поточнее, он уже год как вообщем ничего не писал. Наверное, уж и сноровку ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт растерял... — Я, естественно, очень польщен, мистер Биссо...

— Пожалуйста, зовите меня просто «Джим».

— ...но боюсь, что ответ все равно будет отрицательным.

Джим не сдавался. В течение последующего часа он умолял, уговаривал, угодничал, соблазнял ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт большенными средствами, договорами, упоминал какие-то дополнительные выгоды... Намекнул на «вызов, брошенный его таланту», профессиональную гордость, но Питер только улыбался.

Биссо создавал воспоминание приятного, хотя и несколько многоречивого юного человека ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт, и Питеру не хотелось его разочаровывать; но никаких целей отчаливать в Голливуд у него не было. Планы на жизнь у него были совершенно другие: в главном они касались выпивки.

— Вы осознаете, что означает слово «нет ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт»? — в конце концов усталым голосом спросил он собственного искусителя и сделал символ официанту принести им еще спиртного.

Юноша совершенно пал духом.

— Вы вправду конкретно это имеете в виду?

— Да ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт! Я имею в виду конкретно «нет».

— О Господи! — Джим закрыл лицо руками.

— Веселее, мой мальчишка! Это еще не конец света.

— Для меня — конец. Что я скажу Эми? — простонал он.

— Кто эта Эми?

— Моя ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт женщина... честно говоря — жена. Самая расчудесная женщина в мире! Она будет убита, когда выяснит, что со мной происходит, мистер Мэйнвэринг...

— Просто Питер.

— Что со мной происходит, Питер... У меня все валится из рук ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт. Я абсолютный лузер исходя из убеждений карьеры... никуда не гожусь... не могу удержаться ни на одной работе. Я уже в 3-ий раз теряю место с того времени, как мы с Эми ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт обручились... Простите... — Он вытер нос салфеткой. — Я не собирался примешивать в наш разговор свои личные задачи... но обычно я настолько не мало не пью... Просто мне страшно не охото разочаровывать ее — в ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт который раз! Господи, ну почему она желает выйти замуж за такового лузера? — Казалось, он вот-вот расплачется.

— Вы не лузер, — постарался утешить его Питер. — Вы отлично делаете свое дело! Причина не ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт в вас, а во мне. Это я повинет, что вам так туго приходится.

Но Джим был неутешен.

— Осознаете, Питер, я схожу по ней с разума. Я желаю сказать, что если с вами когда-нибудь такое ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт бывало, если вы когда-нибудь по-настоящему обожали...

Внезапно себе Питер был тронут. Какой славный юноша, задумывался он. И так влюблен... Ему стало тоскливо.

— А если вы удержитесь в фирме ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт, это будет вам чего-нибудть значить?

— Все в мире!

— Другими словами, нужна моя подпись на договоре.

Джим кивнул и заказал последующую порцию.

— Мне охото посодействовать вам, Джим, но я не уверен, что на ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт данный момент мастерски подходящ... — с трудом выговорил Питер. — Жизнь — суровая штука. Я имею в виду, как можно вынудить смеяться других людей, когда не способен смеяться сам?

— Понятия не имею!

Джим ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт потянулся за хрустящим печеньицем, но, не удержав равновесия, упал с высочайшего стула.

Смеясь, Питер посодействовал ему подняться с пола.


Что было позже, Питер уже помнил очень смутно: оба были пьяны в стельку. Вобщем, если ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт насчет собственного состояния он был уверен, то относительно Биссо у него позже появились некие сомнения: юноша вертелся около до того времени, пока не впихнул его на утренний рейс до Лос ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт-Анджелеса, и больше ни о нем, ни от него ничего не было слышно.

Вообще-то все происшедшее смахивало на отлично разыгранный спектакль, но это уже не имело значения: брошенный «вызов» оказался конкретно тем, что требовалось ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт Питеру в тех обстоятельствах.

Уже последующим деньком Питер Мэйнвэринг с головой погрузился в дела, и его мозг, вялый от принужденного бездельничания, заработал на полную мощность.

После фуррора первого художественного кинофильма «Отступные ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт деньги» его жизнь сделала крутой вираж. Деньки были заполнены до максимума, светило солнце, цвели цветочки...

Прошедшее если и не пропало из памяти навечно, то хотя бы отступило, а истинное было неописуемо ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт насыщенным и приятным.

В полудремотном состоянии Питер в сотый раз помыслил, как ему подфартило, что Джим Биссо отыскал его в тот вечер и выслал с утра в Голливуд. Такая судьба, непременно, была ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт куда лучше погибели.

— Эй, лежебока! — Она поцеловала его в ухо. От нее пахло духами и свежестью.

Питер перевернулся на животик и поглядел в ее загорелое лицо.

— Привет, дорогая, — улыбнулся он Джуди Сайм. — Я ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ - Фреда Брайт рад, что ты уже дома.



vospitanie-cennostnogo-otnosheniya-k-prekrasnomu-formirovanie-predstavlenij-ob-esteticheskih-idealah-i-cennostyah-esteticheskoe-vospitanie.html
vospitanie-chlenov-partii-i-partijnih-kadrov-pismo-materi-24-marta-1934-goda.html
vospitanie-detej-na-osnove-dati-rozhdeniya.html